Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:30 

лжесобак
Как же ломает-то, сууукаааа....
Это дохуя обидное чувство, когда ты - единственный представитель своего фандома во всём мире.

01:26 

It runs in the family

лжесобак

16:30 

lock Доступ к записи ограничен

лжесобак
Исландское гламурище

URL
12:11 

Вы думаете о том же, о чём и я?

лжесобак

15:00 

Moorhuhnjaeger

лжесобак
Какой тетрис, а! Доктор одобряэ!
Tetric Pit

20:19 

lock Доступ к записи ограничен

лжесобак
Тут мы играем в шпандавских охренников. :3

URL
04:40 

лжесобак
Лени Рифеншталь… а что вас удивляет? Конечно, она отрицала и будет отрицать, что мы с ней были знакомы до начала моей службы в Вене. Она же великий режиссёр, жрица искусства, ей не пристало снимать порнуху по рейхсфюрерскому заказу. Сам-то Хайни ко мне бы не притронулся, его б жена сковородкой убила, а вот запереться вечером в рабочем кабинете, включить проектор и передёрнуть он любил, да… Вызывает меня к себе – было это в 39 году, я уже давно постройнел и похорошел. И сразу с порога спрашивает, как мне нравится его адъютант. Я на Шелленберга в то время особого внимания не обращал – помню, что нарядный всегда, то в белых перчатках, то ещё в чём, и рожица довольно смазливая, с пухлым блядским ртом. Годится, - отвечаю, - а что? А вот что, Ширах, сделайте старому другу приятное, займитесь с ним сексом на камеру. Да без проблем, говорю, на камеру так на камеру, пусть только с советами не лезут, как нам трахаться.
Он улыбается, голос понижает:
- Ну, один совет всё-таки будет – приведите ваши ноги в порядок, я хочу, чтобы вы их друг другу полизали.
- Обижаете, - говорю, - они у меня всегда в образцовом порядке.
- А если проверю?
- Да проверяйте ради бога, - снимаю сапог и кладу ногу ему на колени. Он берётся двумя руками за стопу, к лицу подносит, принюхивается по-мышиному. Надо же, - говорит, - носок влажный, а запаха совсем нет; кремом, что ли, каким пользуетесь? Марку я ему, конечно, не назвал, а отшутился, что феи не какают.
Он стянул носок, осмотрел мою ногу с серьёзным видом ценителя – ногти, подошву, между пальцами даже заглянул и потрогал.
- Превосходно, - говорит. – Жаль, плёнка не передаст физических ощущений; у вас просто шёлковая кожа. Разрешите? – и, не дожидаясь ответа, воровато прижался к своду сухими губами.
На следующий день мы приступили к съёмкам. Непривычно было, конечно, что камеры то и дело заглядывают в рот и в жопу, но в целом мне понравилось. Шелленберг очень нежный оказался, и, да, с ногами что надо, - одно удовольствие лизать между мягкими пальцами с перламутровым лаком на крохотных ногтях. Мы даже задержались после ухода операторов, никак не могли наласкаться.
Лени будет очень, очень зла. Но это ей за ту сцену с фуражкой в «Победе веры».
Б. фон Ширах, "Интимные откровения: полное собрание интервью"

@темы: широта, прон

17:15 

лжесобак
С Леем как-то странно вышло. Мы много работали вместе, были в неплохих отношениях – прямо удивительно: обычно меня такие вот крестьяне из старой гвардии недолюбливали. И выступать вместе было удобно – даже с пухлой мордой я выигрывал на его фоне, – и темы для разговоров всегда находились. Одно раздражало: он любил на правах старшего почитать лекции о гигиене половой жизни. Ментор в залитой пивом майке… Вам, спрашиваю, какая разница, с кем я сплю, - не у вас же отбиваю. Он в ответ: за тебя боюсь, мелкий придурок. А за меня-то чего бояться, я сам себе не враг, даю только друзьям. Так ему и говорю; он кивает с ехидной физиономией – ага, ага, знаю я твоих друзей. Меня обида разобрала: что ж он меня за щенка-то совсем держит. Поворачиваюсь задницей к тахте, где он лежал, снимаю штаны и развожу руками булки. Вот, говорю, смотрите, раз не верите! Ни единого разрыва! Всё узкое, розовое и аккуратное! Уж наверное, хоть немного я в людях да разбираюсь!
Он расхохотался, шлепка хотел отвесить; я увернулся. Бесстыжая, говорит, твоя задница, убить тебя мало. Значит, друзьям даёшь… а вот я тебе друг, как считаешь?
Друг-то друг, отвечаю, только очень уж неласковый, боязно тебе подставляться. Вот если наоборот…
Тот набычился, молнии глазами мечет. И думать, говорит, забудь. Ну это уж, чёрт возьми, неуважение откровенное – меня, значит, можно трахать, а его нельзя?!
Так в тот раз ни до чего и не договорились, но я ему всё припомнил, когда мы с шефом нашли его отрубившимся после партийной гулянки.
Б. фон Ширах, "Интимные откровения: полное собрание интервью"

@темы: прон, широта

02:57 

лжесобак
Вот с Гитлером совершенно не понравилось. Ну, он на меня долго облизывался, решиться никак не мог, а мне и приятно, что сам мессия позарился, и не по себе как-то – запах от него вблизи не совсем хороший, больным желудком отдаёт, а вы знаете, такие мелочи могут всё желание убить. А, ладно, думаю, хрен с ним, можно и потерпеть в кои веки, это ж Гитлер, не абы кто. И не стал возражать, когда мы остались одни в его кабинете, и он положил руку мне на колено. Робко так, пальцы дрожат, ну просто бедный девственник. Я придвинулся ближе, ноги раздвинул пошире и ладонь его ласково так вверх по бедру подталкиваю – не стесняйтесь, мой фюрер, всё для вас. Он гладит меня, а сам весь в поту, усы дёргаются. Потом встал, скинул пиджак – синий, похожий на тот, что был в день нашей первой встречи, только ткань подороже, в тонкую чёрную полоску. Достал хлыст из бегемотовой кожи – у меня прямо душа в пятки ушла, я глазам своим не верил: неужели сечь станет? А ведь был так любезен, пирожными с рук кормил. И тут он мне этот хлыст рукоятью вперёд протягивает и спину подставляет. Не жалей, говорит. Так-то у меня, конечно, рука бы не поднялась – как можно, это же фюрер, святое! Но чувство облегчения всё пересилило…*вздыхает* Я такой трус, что мне уже даже не стыдно.
В общем, стал я его хлестать, несильно сперва, потом покрепче, а он знай стонет и… подмахивает, иначе не скажешь, - двигает корпусом так, чтобы удары ложились с оттяжкой. Надо же, - думаю, - нравится ему, вот ведь гении странные люди!
Бью его, бью; руку, наверное, раза три уже поменял, пока он, наконец, не улёгся на пол лицом вверх. Багровый весь, тяжело дышит. И говорит: я сейчас раскрою рот, а ты сними штаны и насри туда.
Я отказался: не умею срать по заказу, да и дико оно как-то, не по-людски. Бумаги туалетной, опять же, нигде в поле зрения нет. Гитлер смутился от такого непонимания, снова стал как бедный девственник. Ну хоть нассышь? – спрашивает. Я ответил, что согласен только плюнуть. Тот аж просиял, и я харкнул ему в глаз, смачно этак, по-штурмовицки. Как-то противно мне стало, я взял и ушёл, а он меня даже остановить не пытался – был настигнут оргазмом.
Б. фон Ширах, "Интимные откровения: полное собрание интервью"

@темы: прон, широта

03:57 

лжесобак
Самый экстремальный секс? С Гёрингом, когда он сверху. *смеётся* Шутка. Ничего такого особенно экстремального, мы тогда были в близких весовых категориях. Правда, на тот момент мы оба находились под воздействием какого-то особого трубочного табака, который ему прислали из Колумбии в расшитом изумрудами кисете… Представляете, он играл в самолёт. Прыгал на мне, раскинув руки и натурально так изображая шум пропеллера. *высовывает язык* Прррр… нет, у меня так не выйдет. Я ему: ты бы лучше руки делом занял! – а у самого улыбка во всю морду, и славно так, и я почти счастлив.
Б. фон Ширах, "Интимные откровения: полное собрание интервью"

@темы: прон, широта

03:00 

лжесобак
А с Гейдрихом всё само как-то получилось. Он у меня тогда в Вене гостил, привёз ящик чешского абсента, вот его мы и распили, вернувшись из оперы. Тепло сразу стало, хорошо; Гейдрих свою форму расстегнул, в которой до того так прямо и сидел в царской ложе, солдафон этакий. Я тоже приспустил с плеч новый пиджак из мягкой дымчато-сизой полушерсти. Решили пропустить ещё по бокалу, на этот раз по-пражски, с карамелью. Я держал ложку с куском сахара, Гейдрих поджигал, а столик низкий был, мы чуть носами не соприкасались, нагнувшись над ним. Я даже не удивился, когда он поцеловал меня, это казалось таким закономерным. Я пересел к нему на диван, мы поснимали друг с друга одежду. У Гейдриха такое странное тело – да вы и сами, наверное, заметили: спортивное, мускулистое, но совершенно женских пропорций. И он этого ничуть не стеснялся, позволял щупать свою задницу и даже совать в неё пальцы. Дырка у него довольно широкая, два пальца без проблем раздвигаются в ней так, чтобы можно было ещё запустить язык. Он, правда, быстро кончил и заснул; я ему вставил – он и то не проснулся… но, в конце концов, он не стал бы напиваться при мне до такого состояния, если бы имел возражения, верно?
Б. фон Ширах, "Интимные откровения: полное собрание интервью"

@темы: прон, широта

23:56 

День крэка

лжесобак
20:25 

Блюз для моего папочки

лжесобак
исходник

- Говорят, у Рёма-папочки дурной характер,
Издеваются: у шефа, мол, дурной характер -
Слышишь, Эдди, эти поцы подмахнут кому придётся,
А горланят, что у папочки дурной характер!
А я все смеюсь над ними - дураки!

- На себя-то посмотрите: золотой характер?
У самих-то, значит, сахарный, святой характер?
Слышишь, Эдди, эти бляди всеми пользованы сзади,
Но ворчат-бурчат как старый заржавелый трактор,
И орут, как коммунисты-мудаки.

Говорят, у Рёма-папочки свинячий норов,
Справедливо, мол, у хряка - и свинячий норов
Слышишь, Эдди, эти шклюцы за бутылку отдаются,
А сочувствуют - как, граф, ты терпишь шефский норов?
Как ты это только терпишь, граф?

- Я в глаза им улыбаюсь: пусть свинячий норов,
Шеф - свирепый дикий вепрь, а ты - вонючий боров,
Слышишь, Эдди, это рыло всем нам истину открыло,
Эта туша в курсе споров про свинячий норов,
Этот штымп желает мне добра!

(с) pilot_01, Raufeisen

@темы: штурмота ворует

22:58 

Вашу мать, нельзя так со Шпандау (c).

лжесобак
Рассказ по заявке "любые герои, но шоб были номера вместо имён". Разумеется, на ум тут же пришёл соответствующий случай из истории.

Das Treibhaus

@темы: прон

00:07 

Псевдонюрнбергское

лжесобак
02:36 

Дольхство-2

лжесобак
02:26 

Дольхство-1

лжесобак
01:36 

Haeschenlied

лжесобак
01:11 

Haeschenlied

лжесобак
01:09 

Haeschenlied

лжесобак

Manhole

главная