Raufeisen
лжесобак

Утро доктор Хэсхен начинал с тарелки фирменного супа. Наливал до краёв, отрезал толстый ломоть ржаного хлеба. Съедал бы и больше, если бы влезало, - с его лихорадочным обменом веществ голова начинала кружиться уже к часу дня.
Рецепт он взял из испанской кухни почти без изменений. Мясо заготавливал по корейскому принципу: выбранную им скотину тщательно избивали, чтобы в кровь поступило побольше адреналина. После этого доктор Хэсхен самолично срезал секатором тёмный член и мясистые, в жёсткой шерсти, яички – в пищу шли только самцы с избытком тестостерона. Стояло у него после этого супа так, что любо-дорого. Бывало, он заводился непосредственно во время еды, от одного чувства сочного куска во рту. Притом, что живые члены сосать не любил: на то была сучка Остерхаген.
Означенная сучка являлась с какой-то фантастической точностью, стоило лишь отодвинуть грязную посуду. Дверь содрогалась от робкого стука, Хэсхен открывал и, задрав голову, видел скорбь всего еврейского народа в красных арийских глазах. Комендант трудового лагеря Берген-Розен был выдающимся последователем Роберта Лея – вот только предпочитал идеям рейхсляйтера его личный пример.
- Доктор Хэсхен, - стонал он, - что-нибудь от головы, прошу вас.
- Опохмелялись? – принюхавшись, спрашивал Хэсхен и за рукав тащил Остерхагена в ванную. Там он ставил его на колени, приказывал открыть рот и, раздвинув полы халата, принимался со всей дури трахать в глотку. Когда Остерхаген начинал булькать и хрипеть, Хэсхен перегибал его через бортик ванны и доканчивал оба дела пальцами. Окатывал пьянь ледяной водой, смывал пузырчатые кляксы с эмалированного дна. Потом уже в тёплой воде долго мыл руки с детским мылом, для которого сам выбирал младенцев и парфюмерную композицию. Остерхаген, кое-как обтеревшись, несмело обнимал его сзади, тыкался носом в макушку и ловил в зеркале взгляд; Хэсхен дёргал или не дёргал плечом – по настроению.
Главврач Берген-Розена был из породы тех везучих мишлингов, у которых в лице семитских черт не больше, чем у Давида работы Верроккьо. С миниатюрным своим сложением Хэсхен давно смирился и гормонами роста занимался чисто из любопытства да коллекции ради.


@темы: прон, БЕЗНОГNМ, Haeschenlied