01:36 

Haeschenlied

Raufeisen
лжесобак

После обхода бараков Хэсхен шёл проведать своих обезьянок.
В небольшой пристройке к медицинскому блоку для них была организована специальная мастерская развивающего труда. Вошедшему открывалась идиллическая сцена – пятнадцать кудрявых детей разного пола сидят на ярко раскрашенных стульчиках и вышивают картинки по эскизам, да так азартно и увлечённо, с таким огоньком, что сами собой отпадают глупые вопросы вроде «а почему они голые?» или «а почему у них ноги вместо рук?»
Ну, на второй вопрос Хэсхен бы охотно ответил. Его очень интересовала взаимозаменяемость человеческих органов. Если у мартышек две пары хватательных конечностей, то почему ступни homo sapiens, подсоединённые нервами к центрам тонкой моторики в мозгу, не смогут заменить кисти? Немного подкорректировать расположение большого пальца, и – вуаля! Первый в истории органический протез!
Хэсхен осматривал обезьянок, делал каждой из них веселящий укол, чтобы бодрее вышивали. Получавшиеся у них психоделические панно любители упадочного искусства из партийной верхушки раскупали, как горячие пирожки. Гауляйтер венский – тот вообще пришёл в такой восторг, что хотел устроить Хэсхену персональную выставку. Это же прекрасно, - говорил он, - что в наших лагерях служат мыслящие, творческие люди с золотыми руками, а не тупые палачи, как утверждает вражеская пропаганда!
- Доктор, - неуверенно хихикая, звала с другого конца комнаты маленькая Циля, - у меня опять задняя нога потерялась.
Одна её нижняя ступня, непропорционально большая, соединённая с хрупкой щиколоткой воспалённым швом, раньше принадлежала старику: Хэсхен хотел проверить, сможет ли юный организм омолодить чужие ткани. Другая отторглась и валялась теперь под столиком с разноцветными нитками мулине.
- Больше не болтай ногами, Циля, - грозил пальцем Хэсхен и приносил из медицинского блока скальпель, ножовку, стерильные иглы, антисептик и свежую ступню.
Вычистив омертвелые ткани и по новой скрепив кости штифтом, Хэсхен накладывал внутренние швы, а потом, вдев нитку поярче, передавал иголку девочке, чтобы та сшила кожу: давай, моя хорошая, покажи, что ты умеешь. А потом, умилённый старанием, относил её в медблок и награждал питательным белковым раствором из личных запасов.


@темы: Haeschenlied, БЕЗНОГNМ, прон

URL
   

Manhole

главная